Олексій Молчанов розповів, як служив "срочку" в горах на Закарпатті

Відомий український спортсмен автомобіліст, телеведучий, волонтер Олексій Молчанов святкує сьогодні День Народження та поділився спогадами про несення військової служби на Закарпатті біля села Стужиця, що на Великоберезнянщині.Про це пан Олексій написав на Фейсбук.
" -
Пацану на фото 20. День в день. 
Фото - новогодняя ночь 
с 1988 на 1989 год. 
Закарпатье. Застава над Стужицей. Стык трёх границ. 
Тогда - СССР, Польша и ЧССР. 
Сейчас этот трёхгранный столб выкрашен с нашей стороны в другие цвета. 
Жёлто-голубые вместо зелёно-красных. А ЧССР давно нет. 
С той стороны сопредельная - Словакия. И Польша, Речь Посполитая, граница панства, 
как они писали на столбах. 
Нас было 11 бойцов при штате заставы 42 человека. 
Наглые. Дерзкие. Бурые. Упёртые. Семижильные. Погранцы. 
Срочной службы. 
Плюс два офицера и один кусок, прапорщик Волков. 
Не вспомню уже, кто и куда откуда тогда убежал, но в день и ночь моего второго юбилея мы несли усиленную службу, чтобы беглецы не прорвали государственную границу. 
Тогда с этим было пиздец как строго!
По боевому расчёту, который в погранвойсках проводится 
в 19:00 каждый вечер, а сутки наступают с 20:00, у меня было 11 часов службы. Выше крыши. 
У каждого из наших - тоже. 
Никто не исключение в маленьком закрытом коллективе,
погранзастава в этом плане как подводная лодка. 
Я пришёл из наряда ЧГ (часовой границы, выставлявшийся на наиболее вероятном направлении движения нарушителя государственной границы)
Честно говоря даже в голову не приходило, 
что мне уже четвёртый час как третий десяток 
В дежурке сидел Славка Иджилов, два метра доброты и ярости одновременно. 
Открыл оружейку, проверил мой АКСУ (надо было вытереть насухо) и молча проводил в сушилку. 
Там я поснимал с себя всё мокрое и оделся в сухое сменное исподнее. 
Тем, кто заступал в ночные пограничные наряды (у нас это считалось с 22:00 до 6-ти утра)
полагался «ночной паёк». 
100 гр белого хлеба (1/10-ая часть кирпича, везло если одна из двух горбушек), 15 гр. масла (называли шайба), кружка чая, 2 ложки сахара, два квадратных печенья (не две пачки, а два квадрата-галеты) и шайба копчёной колбасы (хз сколько там гр., 
но по размеру она была толщиной в полтора-два пальца)
Ели обычно так: сначала проглатывал колбасу. Кайфовал от послевкусья, как после виски,
какие там торфяные односолодовые шотландцы??!!
Потом на хлеб намазывал подтопленное масло, сверху равномерно насыпал весь сахар 
и придавливал сахар двумя печеньями. 
Это называлось «пограничное пирожное». 
Запивалось чаем. 
Кайф нереальный!
... начальником нашей заставы был старший лейтенант Виталий Бубенин Его отец, Виталий Дмитриевич, в то время генерал-лейтенант, герой Советского Союза, когда-то первый командир Альфы КГБ СССР - воспитал Виталия Витальевича очень правильным Мужиком, Офицером и Командиром. 
Но к новому году-1989 Бубенина куда-то вызвали, говорили что собеседовать на перевод,
и к нам прислали ТВО, самого легендарного на то время майора Погранвойск, Виктора Мещерякова. 
Крутейший дядька. Глухой, контуженный, правильный, наш!
Я побрёл из сушилки на пищеблок за доппайком и (клянусь!!!) 
не отдавал себе отчёт, что передвигаю ноги в днюху. 
Открыл дверь. 
И обомлел...
У каждого бойца на заставе сон был на вес золота, и уж конечно ночью свободная смена начинала спать ещё на подходе к кровати!
А тут...
На кухне было сдвинуто 4 прямоугольных стола. 
На столе стоял салат из чуть приваренной свёклы с грецким орехом, чесноком и лимоном. 
Три больших тарелки с жаренным картофаном (жарили на смеси подсолнечного и сливочного масла, так вкуснее, причём сливочное кидали в конце),
котлеты из забитого в наряде дикого кабана. 
И чайники с чаем, в которые как оказалось Мещеряков долил-разлил бутылку закарпатского коньяка. 
А вокруг стола сидели и спали, уткнувшись лбами в угол локтя,
мои друзья-товарищи-сослуживцы. Все!
Витька Криклий (сейчас крутейший медик в Краме), Вовка Рубан, Лёха Можаровский, Кеша (Андрей Кекало), повар Игорь Гаврилица (недавно умер в Молдове), черновицкий Алексей Медин ...
Иджил подтолкнул сзади охуевшего меня:
- давай боец, на приём пищи, твою ночную пайку я уже схомячил, а тебя заебался ждать праздничный стол!
Я реально заплакал, надеюсь никто не заметил. 
Майор Мещеряков сказал тост. 
Разрешил накатить, пошутил:
- осторожно, чай слишком горячий!
Это было 32 года тому назад...
Не было у меня круче днюхи. 
Такая же - была. В 2009. 
Спустя 20 лет. 
О ней тоже расскажу. 
Но пока посмакую эту днюху. 
Спасибо всем, кто верит, доверяет и не сомневается. 
Я - такой как есть. 
И я не изменю себе и своим принципам - пока живу." - написав Олексій.

рейтинг: 
  • Подобається
  • 0
Залишити коментар
иконка
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.